Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

реконструкция, лекция

Из дискуссий - Маринеско, "Армения", Дрезден, далее везде

реальность, увы, такова, что в любом крупном городе есть военные объекты, а точечные удары именно по ним - абстракция, достижимая лишь в компьютерных играх (и то лишь в тех, где это - часть сюжета). Возможности площадного разрушения росли и пока продолжат расти быстрее возможностей точечного, и понятие "неизбежных сопутствующих потерь мирного населения" постепенно сливается с "целенаправленными ударами по мирному населению" до технической неразделимости. Что не отменяет ни преступности целенаправленных ударов по невоенным целям, ни более или менее активных попыток создания живого щита. 

В случае с Маринеско - была атакована крупная вооруженная цель, без знаков МКК, без подсветки, с вооружением, в сопровождении конвоя.

В случае с Арменией - была атакована одиночным самолетом самая крупная цель в конвое, несущая при этом вооружение.

В случае с Хиросимой и Нагасаки - удар по военным объектам органично сочетался с проверкой нового оружия в том числе и по мирному населению, но практически на уровне "Вы никогда не докажете". По факту - удары по военным целям с непропорциональными сопутствующим потерями, впрочем, на фоне того же Токио - вообще мелочь. 

"Бомбардировки по туристическому путеводителю" - целенаправленные, публично объявленные таковыми удары по объектам, имеющим культурное значение, но не имеющим военного.

Сонгми - нечто вроде массового помешательства, однако, ответственный за то, чтобы такого не случилось - однозначно старший офицер на месте, который, вместо того, чтобы предотвратить - возглавил. 

Бомбардировки жилых районов всех сторон во Вторую Мировую... не юрист, не готов дать юридическую оценку, только техническую. Технически - это жестокая и почти роковая ошибка. Целью этих ударов была деморализация; результатом их стало массовое уничтожение.

реконструкция, лекция

Из старого. Армия США, Первая Мировая и обувь

США в 1917 вступали в войну, насмотревшись на чужой опыт по самое это самое. И решили, что уж чужих-то ошибок они не повторят!

Одна из острейших проблем пехоты - обувь. 

Американцы собрали большую статистику, все посчитали, обработали и выкатили размерную сетку аж на 96 вариантов обуви. Пошили, отдали в войска, через полгода посмотрели статистику попаданий в госпитали с натертостью ног, и закономерно спросили "What's the fuck?"

Стали разбираться. Оказалось, что в правильно подогнанной обуви ходит процентов 30 бойцов.

What's the fuck? - поинтересовалось командование вторично, уже слегка стервенея.

Стали разбираться. Оказалось, что

- бойцы, en masse, не умеют правильно подобрать обувь. Офицеры им в этом помочь не могут по той же причине

- обуви нужно гораздо больше, чем может осилить обувная промышленность. Поэтому, везде, куда можно посадить сапожника и воткнуть лапу, сажают сапожника и втыкают лапу. Как следствие, и систематическая, и случайная погрешность размера изготовляемой обуви делают таблицу на 96 размеров абсолютной фикцией, на 3-5 номеров по сетке в любую сторону любое изделие уезжает запросто

- неходовых размеров (тех, которых в армии 5-10%) изготовлено в соответствии с процентом потребности по всей армии, распределено по тюкам случайно, следовательно, абсолютному большинству этих везунчиков обувь по ноге не достается. А их обувь пытаются напялить везунчики из соседних рот, которым ничего, кроме неходового размера, и не осталось

Collapse )
реконструкция, лекция

Южнее Ишуньских позиций. 30 октября 1941

Немецко-фашистские войска рвутся в Крым. Не считаясь с тяжелыми потерями в живой силе и технике, враг продолжает наступать на наши оборонительные позиции. Крупные части мотопехоты при поддержке авиации и танков предприняли вчера и сегодня ряд новых ожесточенных атак. Бойцы Красной Армии оказывают гитлеровским бандам решительное сопротивление.
Красная Звезда, 30.10.1941

… колонной это назвать было нельзя - санитарная машина с последними прибывшими ранеными да грузовик с последней палаткой и двумя ящикам разного медицинского добра. И шесть человек персонала - врач, фельдшер, две санитарки да два водителя. Арьергард медсанбата, снявшегося несколько часов назад.

Дивизия откатывалась на Керчь - долгий путь. По голой степи, где так весело гонять отступающую пехоту хоть танкам, хоть мотоциклистам, хоть самолетам. Наших-то последние дни и вовсе видно не было. Только тянувший, да не вытянувший совсем недалеко от медсанбата Ил-2, сгоревший до черного остова. Севернее еще побухивало и постреливало, но ощущения фронта эти звуки уже не создавали. 

На предписанной приказом дороге регулировщиков уже не было. На каждом перекрестке останавливались и тщательно изучали карту. По солнцу и компасу - как минимум, ехали в ту сторону. 

Высоко в небе проплыла девятка “Юнкерсов”, даже не удостоив две машины вниманием. Опять вокруг чертовски пусто, подумала Раиса, опять отступаем, опять посреди неизвестно чего. 

Машины встали так резко, что раненые застонали.

Collapse )
реконструкция, лекция

Перекоп - Севастополь. Сентябрь 1941


К Перекопу вышли большим сводным отрядом, если не сказать толпой. Человек сто всего, в основном всяческие тыловые службы. И как только вышли, военное начальство сразу взяло всю команду в оборот. Разобрали вышедших по родам войск и званием. Младшего военюриста, вроде бы единственного во всей группе командира, почему-то сразу же взяли под конвой. Хотя он как будто не удивился и даже возмутиться не пробовал, держался спокойно, будто так оно и надо. Вместе с ним задержали таким же манером нескольких пехотинцев. Как поняла Раиса, их за то, что были без оружия. Потому что тех, кто с оружием, тут же взял под командование какой-то старшина и увел, наверное, распределять по взводам.

Связисту, вытащившего на себе два телефоных аппарата, начсвязи дивизии лично руку пожал и вообще, обрадовался как родному. 

Еще запомнились Раисе двое танкистов, совсем молодые, в новехоньких, не успевших обмяться комбинезонах. Прибыли, как и она, с предписаниями, но тоже не встретили никакого начальства, не говоря уже о танках. Им было велено подождать, пока направление выпишут. Танкисты выглядели растеряно. Без техники, с одними пистолетами, они чувствовали себя не у дел и считай что безоружными.

Так весь их отряд разобрали, как на винтики. Нет документов или оружия - задержать до выяснения, есть документы и оружие - в строй либо в тыл.

Collapse )
реконструкция, лекция

Где-то в окружении. 1941

Но приказ есть приказ. Чем же его оттереть? Тряпку бы какую раздобыть или что… Раиса попробовала хотя бы отчистить оружие от налипшей земли. Наверное, надо его разобрать. Как это с винтовкой делать, она знает. Ну, затвор вынимать умеет. А вот наганом как?

- И что ты с ним, девонька, делаешь? - немолодой уже старшина с рыжими усами подсел к костерку. - Это же все-таки оружие, а не картофелина, чтобы так с ним.

Он спокойно, не торопясь расстелил у костра плащ-палатку.
- Вот, гляди сюда. Ничего тут хитрого. Только новехонький он у тебя, тугой.
Старшина откинул какой-то крючок у барабана и легко разрядил пистолет. Оказывается, шомпол у нагана был закреплен под стволом. Не забыть...
- Ты, милая, спуск не дотягивала. Гляди, у тебя стреляные и нестреляные вперемешку.
“Вот оно что! А я-то думала, патроны кончились, - сообразила Раиса. - Так, значит разрядить его совсем нетрудно. Наверное, заряжают так же. Вот где только патронов раздобыть. У меня всего два осталось”.
Но узнать про патроны и про то, как наган полагается чистить, ей не удалось. Прибежала Валя и позвала ее к раненым. Лейтенанту совсем плохо, тому, у которого нога в шине Дитерихса. 

Collapse )
реконструкция, лекция

Балаклава, тот же вечер

Под белыми полотняными зонтиками в ресторане свежо и не жарко, морской ветер слегка покачивал их над головами отдыхающих. Алексей Петрович шутливо приподнял фуражку, здороваясь с деревянным капитаном, сидевшим у входа, и Раиса с изумлением обнаружила, что на середине лба коричневый загар резко кончался, сменяясь белой кожей. Подошла девушка-официантка, в белом фартучке и крахмальной кружевной косынке. 

- Добрый вечер, Тамара! - Алексей Петрович улыбнулся ей, как старой знакомой. Та улыбнулась в ответ им обоим. - Что из свежего улова порекомендует лучший ресторан Балаклавы?

“Надо же, все его тут знают!” - удивилась Раиса про себя. Он нее не укрылось, как заблестели глаза у Тамары-официантки. Не мудрено, такой товарищ не может не нравиться. 

- Горбыль лучше всего

- Тогда порцию горбыля - одну, знаю я ваши масштабы! А какого вина к горбылю?

Тамара на секунду задумалась

- “Солнечная долина” есть

- Раиса, Вы же не возражаете, если я тут немного выберу за вас?

Алексей Петрович посмотрел на нее с улыбкой и совершенно дружеским взглядом, памятным Раисе по Москве. Ей оставалось только кивнуть. 

- Тогда два бокала. Раиса, вы мороженое любите?

Мороженое она любила. Кажется, нет такого человека, чтобы его не любил. Просто есть его в таких местах не приходилось. Да что там, бывать - тем более. 

Collapse )
реконструкция, лекция

Москва — Севастополь — Москва. 1941. За линией фронта

Перестрелка их всех и спасла: выстрелы услыхала отступавшая часть. Было в ней вместе с командиром 20 человек. То есть, 20 активных штыков, Раиса впервые услышала, чтобы говорили так, считая людей как оружие, которое можно пустить в ход. 

Оказалось, что на рассвете, пока Раиса с Валей и ранеными прятались в лесу, по дороге до соседнего города прорвались немцы. 

Так что они теперь в этом лесу попали в мешок и надо из него выходить, пока не окружили. Вот так и выходить, проселочными дорогами и лесом. Бойцы шли пешком, но нашелся среди них тот, что умел управляться с машиной, он проверил мотор и сказал, что водитель их обманул: бензина не то, чтобы много, но не на донышке. Значит и впрямь в бега подался! Об этом тоже наверняка следовало доложить потом, по прибытии, но Раиса не знала, как звали их водителя, даже звание его не смогла назвать, в них она вообще почти ничего не понимала, кроме того, что один треугольник, это младший сержант, а у младшего лейтенанта в петлицах по одному кубику.

У командира таких кубиков по три. Он старший лейтенант, это Раиса тоже запомнила. Это его голос она первым услыхала, когда в овраг скатилась.

Тогда ей выбраться помогли, спросили, не ранило ли. Раиса попыталась доложить как положено, вроде даже голос не дрожал.

- Где ваша машина, товарищ военфельдшер, ведите, показывайте. Только руку-то уберите со спуска, приберите наган. И не забудьте после вычистить, у вас земля в ствол набилась. Все в порядке. Эти фрицы уже отвоевались.

Collapse )
реконструкция, лекция

Где-то в окружении. 1941

...и день кончился паршиво и утро оказалось не лучше: остались без водителя. Пока до ночи блукали как слепые, искали, куда запропастился медсанбат, бензин в полуторке почти вышел. Вчера, впотьмах заехали в перелесок, замаскировали как умели машину, устроили, накормили раненых. Поскольку черт его знает, где теперь фронт, бабахало больше с востока почему-то, Раиса, все-таки она из всех троих старшая по званию, распорядилась выставить караул. Первой она дежурила, потом Валя, потом водитель должен был, уже под утро. И вот в эту-то собачью вахту он, собачий сын, и сгинул! Под утро водителя след простыл. Валя, правда, толковала, что ушел за бензином. Дескать, сказал ей, что горючку надо добывать хоть тресни, канистру забрал и ушел.

Раиса в сердцах хотела ее так выругать, чтобы неделю уши горели. Но сдержалась. В самом деле, какой с девчонки спрос? Это она, Рая, должна была за всем доглядеть. Но как, товарищи дорогие? Спать-то надо хоть изредка. Вот и проспала она водителя, ищи его теперь… 

Дела выходили, однако, совсем неважные. Раиса даже место, где они находились, представляла себе смутно, не говоря уже о линии фронта. Карта в головной машине была, а те, кто в ней ехал, со вчерашней бомбежки в живых не значились. Куда и когда делась остальная колонна, вообще никто не знал. Сказано им было: держаться за впереди идущей машиной, да не удержались, видать. 

Collapse )
реконструкция, лекция

Сон, навеянный текущими новостями, антидепрессантами и отменой сераквеля

Очень яркие, сложные, с глубокими мать его смыслами и местами ностальгией сны. В одном, кстати, очень нормально поговорили с полицейским, хотя началось с того, что он пообещал вот прямщас применить оружие по собаке без намордника и поводка (дело было в помещении, гараж, кажется), а у меня в руках был мачете и я ему заметил, что с такой дистанции он пистолет-то достать не успеет. Потом был сложнейший квест по размещению кучи барахла, трех собак (ну да, конечно, два волкодава и доберман) и Пашки лет пяти в старой "Ниве", в которой еще и переднего правого сиденья совсем не было.
Collapse )
fight

Хроники S2E1

Куда пойти, куда податься?

Бруней. Очень заточены на торговлю, и к приходу европейцев не будут готовы.

Кхмеры. Очень, очень боевитая нация. И изначально с +10% к налогам

Бенгал. На старте неплохо, но ни одной идеи с плюсом к армии, а одной торговлей не проживешь.

Хайпур. Очень ценная идея на 2 уровне, но армия так себе, а воевать за выход к морю придется с Бенгалом

Бахманис. Культура, торговля, дипломатия. Лучшая дипломатия - это +20% к дисциплине, +20% к морали и +20% к восстановлению мобзапаса.

Ви...что-то нечитаемое-нагар. Неплохо, но +5% к дисциплине приходят очень не скоро.

Мутапа - ЗОЛОТО!!! ... и ничего, кроме золота...

Конго. Племенное королевство. Но неплохо расположено, есть время подготовиться к визиту цивилизации, и есть, кого сожрать там, в глубине континента.

Короче, кхмеры. И Random New World, чтобы не было однозначности
Collapse )