October 10th, 2020

реконструкция, лекция

Москва — Севастополь — Москва. 1941. За линией фронта

Перестрелка их всех и спасла: выстрелы услыхала отступавшая часть. Было в ней вместе с командиром 20 человек. То есть, 20 активных штыков, Раиса впервые услышала, чтобы говорили так, считая людей как оружие, которое можно пустить в ход. 

Оказалось, что на рассвете, пока Раиса с Валей и ранеными прятались в лесу, по дороге до соседнего города прорвались немцы. 

Так что они теперь в этом лесу попали в мешок и надо из него выходить, пока не окружили. Вот так и выходить, проселочными дорогами и лесом. Бойцы шли пешком, но нашелся среди них тот, что умел управляться с машиной, он проверил мотор и сказал, что водитель их обманул: бензина не то, чтобы много, но не на донышке. Значит и впрямь в бега подался! Об этом тоже наверняка следовало доложить потом, по прибытии, но Раиса не знала, как звали их водителя, даже звание его не смогла назвать, в них она вообще почти ничего не понимала, кроме того, что один треугольник, это младший сержант, а у младшего лейтенанта в петлицах по одному кубику.

У командира таких кубиков по три. Он старший лейтенант, это Раиса тоже запомнила. Это его голос она первым услыхала, когда в овраг скатилась.

Тогда ей выбраться помогли, спросили, не ранило ли. Раиса попыталась доложить как положено, вроде даже голос не дрожал.

- Где ваша машина, товарищ военфельдшер, ведите, показывайте. Только руку-то уберите со спуска, приберите наган. И не забудьте после вычистить, у вас земля в ствол набилась. Все в порядке. Эти фрицы уже отвоевались.

Collapse )