tarkhil

Category:

Южнее Ишуньских позиций. 30 октября 1941

Немецко-фашистские войска рвутся в Крым. Не считаясь с тяжелыми потерями в живой силе и технике, враг продолжает наступать на наши оборонительные позиции. Крупные части мотопехоты при поддержке авиации и танков предприняли вчера и сегодня ряд новых ожесточенных атак. Бойцы Красной Армии оказывают гитлеровским бандам решительное сопротивление.
Красная Звезда, 30.10.1941

… колонной это назвать было нельзя - санитарная машина с последними прибывшими ранеными да грузовик с последней палаткой и двумя ящикам разного медицинского добра. И шесть человек персонала - врач, фельдшер, две санитарки да два водителя. Арьергард медсанбата, снявшегося несколько часов назад.

Дивизия откатывалась на Керчь - долгий путь. По голой степи, где так весело гонять отступающую пехоту хоть танкам, хоть мотоциклистам, хоть самолетам. Наших-то последние дни и вовсе видно не было. Только тянувший, да не вытянувший совсем недалеко от медсанбата Ил-2, сгоревший до черного остова. Севернее еще побухивало и постреливало, но ощущения фронта эти звуки уже не создавали. 

На предписанной приказом дороге регулировщиков уже не было. На каждом перекрестке останавливались и тщательно изучали карту. По солнцу и компасу - как минимум, ехали в ту сторону. 

Высоко в небе проплыла девятка “Юнкерсов”, даже не удостоив две машины вниманием. Опять вокруг чертовски пусто, подумала Раиса, опять отступаем, опять посреди неизвестно чего. 

Машины встали так резко, что раненые застонали.

Схватившись для уверенности за выданный ей карабин, Раиса выскочила из машины. Командир стоял на крыше кабины, изучал пейзаж в бинокль и даже спина у него выглядела как-то напряженно. Раиса всмотрелась, но ничего такого не разглядела. 

Наконец, Алексей Петрович слез на землю и скомандовал - “Отряд, ко мне! Моторы не глушить!”

- Сообщаю обстановку, - сказал он, когда весь немногочисленный отряд собрался, - Впереди - две сгоревшие машины, одна - санитарная. Это, конечно, может быть самолет-охотник, но пока немцам было не до одиночных машин. Не исключена встреча с немецким десантом. Быть готовыми к встрече с врагом. Если нам удастся их обнаружить раньше - уходим с дороги и ищем укрытие. Если нет - диспозиция следующая. Товарищ Васильева!

Одна из санитарок, часто моргая и стискивая зубы, кивнула.

- По моей команде или в случае обстрела машины покидаете кузов. Первая задача - снять пулемет и запасные диски. Даже если машина будет гореть - снять пулемет и запасные диски.

- Т-т-так т-т-т-очно… - отозвалась сержант Васильева. Губы у нее прыгали от страха, глаза округлились, но держаться пока получалось.

- После этого, товарищи Васильева и Петренко эвакуируют и укрывают небоеспособного раненого. Все остальные принимают бой. В случае моей гибели старший - товарищ Поливанова. Товарищи шоферы, при покидании машины всегда иметь при себе карабин. Даже если по нужде отошли. Вот товарищ Поливанова все поняла правильно, хвалю. Наган отдайте товарищу Петренко, у нее из оружия ничего серьезнее расчески нет. Вопросы есть? По машинам.

По такому случаю, Раиса поменялась местами с сержантом Петренко. Да какой там сержант - Галя 1920-го года выпуска. Крепкая, грудастая украинская девчонка. Румяная, несмотря на все новости. А руки-то трясутся. Но, кажется, ей спокойнее в закрытом кузове - а Раисе, наоборот, когда вокруг хоть что-то видно.

Разумеется, единственное, что она увидела - как впереди идущая машина резко свернула на проселок и прибавила газу. Но поняла - началось. Водитель тоже это понял, стиснул зубы и подобрался, как перед прыжком. Минуты через полторы остановились. Уже по тому, как Алексей Петрович выскочил из кабины, стало ясно - не оторвались! 

Сержант Васильева в обнимку с пулеметом соскочила с грузовика, ойкнула, поджала ногу. Военврач отобрал у нее пулемет, к этому времени все, включая ходячего раненого - ушастого круглоголового парнишку с винтовкой, хромающего из-за осколка в ноге - уже собрались вокруг.

- Отряд, слушай мою команду! Медсестрам - увести небоеспособного - он махнул рукой, указывая направление - как услышите стрельбу - залегайте и маскируйтесь. Мы постараемся, чтобы немцам стало не до вас. Дальше смотрите на ситуацию и действуете по обстоятельствам. В случае успеха немцев даже не думайте нам как-то помочь! Бойцам с винтовками занять позицию по обе стороны дороги. Огонь с дистанции 400 метров без команды. Товарищ Поливанова - со мной. Выполнять!

Устроив пулемет в кустах у дороги, Алексей Петрович протянул Раисе бинокль. 

- Будете корректировать. Как подойдут метров на четыреста - корректировать уже не надо, надо стрелять.

Два мотоцикла бодро и весело мчались по проселку за легкой добычей. “Ничего, - подумала Раиса, - В этот раз не перепуганная тетка с наганом, а целый отряд. Посмотрим, кто кого!”

Пулемет заговорил с дистанции метров в восемьсот. Первую очередь Раиса вообще не увидела, немцы, кажется, тоже. Вторая легла впереди мотоциклов, с непривычки непонятно, в десяти метрах или в ста. Немцы остановились, ответили огнем. Но, похоже, пулемета они не увидели, один бил по пустым машинам, второй - на добрых двести метров от дороги, что-то ему почудилось среди камней. Еще две очереди в сторону немцев - одна с недолетом, одна, видать, с перелетом. Раису не очень радовала такая меткость, но немцам, кажется, хватило. Они развернулись и так же бодро рванули обратно.

- Товарищ Поливанова, - устало сказал военврач, - Отпустите бинокль. Не ровен час - раздавите.

И правда, бинокль она стиснула так, что костяшки пальцев побелели.

- Отбой тревоги! - крикнул командир, вставая, - Водителям - осмотреть машины!

- И… и все?... - неожиданно для самой себя спросила Раиса. Такой бой совершенно не укладывался в ее понимании.

- Да. Сил у них куда побольше, да и машины нам испортить - им раз плюнуть. Но лезть на готовый к бою пулемет по ровному место никому не хочется. Вот я их и пугнул с предельной дистанции, так, что уехали, несолоно хлебавши.

- И что дальше?

- Дальше… если у них есть свободная бронемашина - она приедет разбираться, кто тут маленьких обижает. Если нет - не приедет. Но на шоссе нам ловить больше нечего, поедем проселками.

Шоферы доложились - полуторка цела, санитарная машина - пяток пробоин в корпусе фургона. Ехать можно!

Пока Раиса заматывала эластичным бинтом потянутую ногу Васильевой,  шоферы и Алексей Петрович колдовали над картой. 

- Дорога на Симферополь для нас закрыта. Можно попробовать идти на Евпаторию, но бензина у нас до вечера, а дальше выводим машины из строя, закапываем имущество и пешком. 

… снова пешком…. хотя бы раненые оба легкие да почти ходячие… 

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.