?

Log in

No account? Create an account
Паранойя, отпущенная на свободу
Записки штурмраухермастера
Гражданская война в США - 7 
19th-Jun-2016 06:41 am
реконструкция, лекция
Поскольку мне все-таки накидали в шапку больше 1000, #Гражданская_в_США продолжается.

На фотографии - пленные северяне, Станция Сэвидж.



А че там у ребелов? (с ударением на «о»)
У ребелов, естественно, все было сложнее. Вскоре после начала войны, федеральное правительство объявило медицинские инструменты и припасы — военной контрабандой, что дало повод президенту Дэвису высказаться о северянах очень нехорошими, хотя и принятыми в обществе словами - «Священные требования гуманности, уважаемые даже в разгар сражения … хладнокровно отброшены правительством и народом, претендующим на братское отношение». Взятых при первом наступлении трофеев хватило ненадолго.
Блокадопрорыватели возили, в первую очередь, оружие, боеприпасы и ткань для формы — иногда впереди этих важных вещей попадали еще более важные, такие, как китовый ус для корсетов, тонкое белье и французские парфюмы. Тем не менее, примерно на миллион долларов ими было ввезено медикаментов и сырья для их производства.
При этом, из Мемфиса (в США множество городов, названных странно для европейского уха, есть Москва, штат Айдахо, Александрия, Каир, несколько Санкт-Петербургов и так далее) было провезено контрабанды, по разным оценкам, на 20-30 миллионов долларов. Ричард Потс был большую часть войны ответственным за торговлю с врагом, имея множество конкурентов в этом сложном деле — частные лица с обеих сторон непрерывно делали деньги. Аресты и конфискации лишь немного замедляли процесс свободной торговли и частной инициативы. Не последней трудностью было, например, то, что в рамках борьбы с контрабандой власти Севера разрешили с 1862 года продавать южанам отравленный хинин, но, в целом, «Мемфис в руках северян для южан был ценнее Нассау1».
Изо всех сил южане развивали и собственную промышленность на собственном сырье. Проще всего оказалось со спиртом, но и хлорид серебра, и эфир тоже производился в заметных количествах. В 1863 году была издана первая книга, посвященная лекарственным растениям Юга.
Преодолевая все эти трудности, южане, тем не менее, построили крупнейший за Гражданскую госпиталь — даже, если точнее, госпитальный комплекс в Чимборасо.
Когда северяне двигались к Ричмонду, генерал Джонстон предупредил генерального хирурга Мура, что в преддверии боев эвакуирует из армии больных — 9 тысяч человек. Окей, у нас есть 2500 свободных коек в Ричмонде, какие будут идеи? Ну конечно же, строить!
В холмах Чимборасо, к востоку от Ричмонда, уже были построены бараки для будущих зимних квартир — но армия ушла в северную Вирджинию, и из лагеря был сделан госпиталь. В связи с остановкой экспорта табака, рабочих рук более, чем хватало.
Доктор МакКоу, командир отдельной воинской части и одновременно ведущий хирург этой же части, имел в подчинении офицера, что было очень нетипично. Впрочем, и хобби у него было нетипичное — он изучал утопистов начала XIX века и их коммуны. По этому принципу он и организовал самообеспечение госпиталя, получая лишь деньги за солдатские пайки. Пять медицинских дивизионов обслуживали раненых и больных из Вирджинии, Джорджии, Северной Каролины, Алабамы и Южной Каролины. В общей сложности, госпиталь был примерно в 3500 коек.
Между прочим, доктору МакГайру, южанину, принадлежит честь первого признания врачей нонкомбатантами. В мае 1862 года, инспектируя полевые госпитали, он обнаружил семерых врачей-северян, оставшихся с ранеными. Он уговорил Каменную Стену Джексона отпустить их — что тот и сделал, с просьбой прислать семерых пленных врачей южан. Слово за слово, и 24 апреля 1863 года США приняли закон, согласно которому врачи и капелланы не считались пленными, если только не было каких-то веских причин их задерживать.
Но никакой системы типа Леттермановской южане так и не сделали. Возможно, поэтому здоровье армии южан убывало со временем, и потери, боевые и от болезней, у них были больше, чем у северян. При меньшем мобресурсе и слабейшей промышленности, это не оставляло кресту со звездами шансов против звезд и полос.
Корабли и железные дороги
Впервые в истории во время Гражданской войны для эвакуации раненых массово применялись пароходы и железные дороги. Первоначально пароходы для армии Севера предоставляла Санитарная комиссия. Попытки использовать эти же пароходы для транспортировки войск дали очень плохой результат — как писал Леттерман, корабли загаживались, припасы и белье пропадали. Так что, госпитальные суда стали специализированными. При этом, они были вооружены и использовались иногда в бою — Женевская конвенция была принята только в 1864 году.
В основном, использовали их на западном ТВД — реки там текли поперек линии фронта, давая прекрасные транспортные артерии. К фронту везли боеприпасы, в тыл — раненых.
Изначально, все транспорты подчинялись Квартирмейстерской службе. Перевозка раненых производилась обычным для любого груза порядком — корабль ожидал 100% заполнения, в процессе ожидания раненых иногда забывали кормить. Корабль, наполовину загруженный ранеными, могли срочно догрузить боеприпасами и отправить к фронту, выгрузив раненых на причал (или не выгрузив, непонятно, что хуже).
К началу 1862 года стало ясно, что так дело не пойдет. Нужны госпитальные суда, подчиняющиеся медицинскому командованию.
Первым специализированным госпитальным судном, арендованным военным ведомством, стал «Город Мемфис» - переоборудованный под 750 коек, он использовался и как плавучий госпиталь, и как санитарный транспорт. Следом, в марте 1862, была переоборудована «Луизиана».
Интересна судьба корабля «Красный бродяга» (Red Rover – бродяга? Пират? Странник? Кто знает английский лучше меня, да поправит). Построенный незадолго до войны, он был переоборудован конфедератами в плавучий барак у форта «Остров номер 10» на Миссисипи. После падения форта, корабль попал в руки северян и переоборудован Западной Санитарной Комиссией под госпитальное судно, с лифтом для раненых, ледником на триста тонн и — ну чисто на всякий случай — с частичным бронированием и 32-фунтовой пушкой (впоследствии снятой - «не пригодилась»).
Западная Санитарная Комиссия образовалась независимо — гражданами Сан-Луи. Они отказались от поглощения Санитарной Комиссией, но договорились о разграничении полномочий (в зону ответственности Западной вошли река Миссисипи и территории западнее), и до конца войны успешно и без трений работали вместе.
Вот только скоординировать движение речных санитарных транспортов армия, флот и обе комиссии не смогли. Но эта проблема была не такой страшной, как могла бы быть — на практике, просто первый свободный транспорт забирал раненых и вез в тот госпиталь, где были свободные койки.
А вот со специализированным железнодорожным сантранспортом у обеих сторон как-то не заладилось. Раненых возили на чем попало, включая обычные открытые платформы. В основном, железные дороги использовали для снабжения. Масштабной эвакуации в глубокий тыл, требующей специальных поездов, просто не было — крупнейшие госпитали старались строить недалеко от крупных рек.

This page was loaded Dec 17th 2017, 1:56 pm GMT.