?

Log in

No account? Create an account
Паранойя, отпущенная на свободу
Записки штурмраухермастера
Рана Гарибальди 
1st-Mar-2013 10:45 am
маска Эсмарха
Но рана Гарибальди, наделавшая столько шуму в Европе, доказывает, как ясные вещи в хирургической практике иногда кажутся темными. Этот знаменитый случай поучителен для молодых врачей, и я как очевидец расскажу его. Целых два месяца самые опытные итальянские, английские и французские хирурги не могли решить наверное, заключала ли в себе рана Гарибальди пулю или нет. Я не видал больного вскоре после нанесения раны и потому не могу сказать, насколько диагноз свежего повреждения был труден; но, судя по множеству других мною виденных случаев, думаю, что и тогда едва ли он мог быть сомнителен. Исследовав раненую ногу Гарибальди через два месяца, я нашел:

1) отверстие величиною в двугривенный, выполненное разросшимися гранулациями, тотчас впереди внутренней лодыжки большого берца;
2) сустав ноги так распухшим, как это бывает в белой опухоли ноги;

3) твердую опухоль нижних концов большой и малоберцовой костей;

4) движения в суставе не только до известной степени возможными, но и мало болезненными; 5) весьма незначительное нагноение и гной, выходивший из свища небольшими каплями, хорошего свойства;

6) при давлении на наружную (противоположную) сторону ноги показывалось из раны несколько капель красноватой сукровицы;

7) расстояние между двумя лодыжками оказалось при измерении дугообразным циркулем на больной ноге на 11/2 сантиметра более, чем на здоровой;

8) носок больной ноги наклоненным кнутри;

9) общее состояние, за исключением периодических ревматических болей (к которым раненый был всегда расположен), весьма удовлетворительное. Из анамнеза я узнал, что выстрел был сделан в расстоянии 300 шагов коническою сардинскою (берсаглиерскою) пулею — снизу вверх. Небольшой разрез, сделанный тотчас после повреждения (по приказанию самого раненого) на наружной стороне ноги не открыл ничего. Припадки давления и раздражения показывались несколько раз, были значительны и осложнены ревматическими болями всей конечности. Из раны извлекались или сами выходили небольшие кусочки обуви, губчатой ткани кости помертвелой фасции. Зондирование и исследование пальцем, сделанное только однажды д-ром Порта, не привели ни к какому результату. Нелатон, исследовав рану за 3 дня до меня, нашел, что «зонд в расстоянии 2 1/2 сантиметров от наружной раны попал на что-то твердое, давшее при постукивании не такой тон, как обыкновенная кость...» «Я думаю, — сказал он в своем бюллетене,— что пуля содержится в кости, и основываюсь на анамнезе и на особом ощущении при зондировании». Сверх того он, задав себе вопрос: «нужно ли решиться на ампутацию?», отвечал на него, что решится на это только, когда жизнь больного будет в опасности от нагноения, болей и пр. От введения пальца в рану д-ром Порта Гарибальди почувствовал такую сильную боль, что попытка прощупать пулю и тут не удалась. Хирурги, отвергавшие прежде присутствие пули, начали колебаться в своем мнении; только д-р Патридж, прибывший в Специю вместе со мною, оставался еще при прежнем своем мнении.,— Меня спросили, хочу ли я зондировать. Я отвечал: нет, и написал тут же следующий бюллетень, основываясь на одном наружном исследовании: «пуля в кости и лежит ближе к наружному мыщелку». Когда д-р Патридж, которого мое исследование поколебало, не хотел подписать этого бюллетеня только потому, что я составил его слишком самоуверенно, то я прибавил: «насколько можно судить по наружному исследованию». Я советовал не спешить с извлечением пули, ждать, пока покажутся другие явления, которые я определил в особом наставлении для Гарибальди; главное же, я вынес раненого из тесной комнаты в залу и настаивал на перемене сырого климата Специи на сухой. Доказательством, что все зондирования раны никого окончательно не убедили в присутствии пули служит изобретенный Нелатоном ad hoc зонд с фарфоровою пуговкою, который он нарочно прислал из Парижа в Италию. Частички свинца, вынесенные из раны этим инструментом, подвергались химическому анализу, употребляли для этого и гальванизм, и тому подобные процедуры. Наконец, через 26 дней после предварительного (постепенного) расширения раны была легко извлечена сплющенная пуля.

Прав ли я был, сделав диагноз о присутствии пули без исследования раны? Хорош ли был мой совет — не спешить с извлечением? Для чего я советовал дожидаться, пока припадки покажут время извлечения? Вот вопросы, решение которых разъяснит то, чем я руководствуюсь всегда в подобных случаях. Начну с диагноза. При присутствии посторонних тел в свежей и гноящейся ране он может быть ручной, инструментальный и логический.


Цит. по Пирогов, "Начала общей военно-полевой хирургии", издание 1941 года, стр. 140-141.

Продолжать ли про пироговские методы диагноза?

И еще раз спасибо t00mas и всей компании ABBYY за любезно предоставленный файнридер. Без него я бы это не осилил набивать.
Comments 
1st-Mar-2013 07:04 am (UTC)
>> Продолжать ли про пироговские методы диагноза?

Да))
1st-Mar-2013 07:24 am (UTC)
Будет. Там и язык, и казуистика потрясающи. Одна попытка амальгамировать пулю и залитие в рану ртути чего стоит...
1st-Mar-2013 07:23 am (UTC)
Да!

Edited at 2013-03-01 07:24 am (UTC)
1st-Mar-2013 07:28 am (UTC)
Словари "lingvo" от компании ABBYY у вас надеюсь уже есть?)
1st-Mar-2013 07:29 am (UTC)
Да как-то не нуждаюсь вроде бы)
This page was loaded Aug 23rd 2019, 3:39 am GMT.