?

Log in

No account? Create an account
Паранойя, отпущенная на свободу
Записки штурмраухермастера
Гражданская в США. Доигрывание. 
5th-Feb-2017 11:55 am
реконструкция, лекция
Я дописал раздел про Гражданскую в США (осталось досыпать в конец немного курьезов военной медицины, но этого я публиковать в открытом доступе не буду). В связи с этим, серия заканчивается.

После Геттисберга Гражданская война покатилась к финалу. Юг больше не предпринимал попыток переломить ход войны. Блокада медленно, но неуклонно душила повстанцев; мобилизационный ресурс истощался. Генералы Севера поняли, что атакующий укрепленную позицию - проигрывает, и, имея заметное общее численное превосходство, перешли от лобовых ударов к обходным движениям на восточном ТВД, и к рейдовой операции - на западном.

Кстати, в процессе подготовки к глубоким операциям они наконец-то сломали старую систему “очистки” армии от больных и слабосильных непосредственно перед началом кампании. Такой подход и запутывал штабы внезапным изменением численности войск, и перегружал госпитали и транспорт резким ростом потока больных. Постепенно на смену авральной очистке приходила плановая госпитализация в дивизионные госпитали, а при отсутствии прогноза быстрого выздоровления - в госпитали тыловые. От такого порядка выигрывали и солдаты, и госпитали, и командование.
Система амбулансов с уходом Леттермана в отставку (он устал от непрерывной напряженной работы, потока человеческих страданий, в конце концов, он нашел себе спутницу жизни на пятом десятке лет) не погибла, более того, с 11 марта 1864 года леттерманова система стала официальной системой медицинской помощи для всей армии США. И трех лет с начала войны не прошло…
С блокадой Конфедерация так и не смогла сделать ничего осмысленного; контратаки замедляли продвижение на востоке, но приводили к примерно равным потерям, что было на руку федералистам. Молниеносный же бросок Шермана к морю и вовсе был чем-то из другого века, южане считали, что климат и пространства остановят янки надежнее любых укреплений - но, ужав обоз до минимума (даже офицерам не полагались палатки - только один тент на двоих!), Шерман развил скорость, считавшуюся немыслимой, и, непрерывно угрожая нескольким важным пунктам сразу, обходил армии Юга, как 80 лет спустя моторизованные части Вермахта обходили стрелковые дивизии РККА. При общем 5-6-кратном численном превосходстве, Шермана могло остановить только генеральное сражение на укрепленных южанами позициях, а этого-то шанса он врагу и не предоставлял. Попытка остановить его в Саванне не удалась. После предупреждения о бомбардировке города - морем Шерману были доставлены осадные орудия и достаточное количество припасов для блокады и обстрела - Уильям Харди, командующий силами южан, ушел из города без боя, обеспечив прекрасный рождественский подарок Линкольну - Атланту. Да, те самые ямы, в которые должны были прятаться “жентмуны”, и тот самый знаменитый пожар Атланты, в котором, помимо прочего, сгорели архивы медицинской службы Конфедерации, оставив бесчисленное множество невосполнимых пробелов в истории.
Армия активно снабжалась фуражировкой на месте, то есть, организованным грабежом; при малейшем сопротивлении разрешалось и даже предписывалось массовое уничтожение как производственных зданий, так и жилых домов; при этом, правда, категорически запрещались самовольные реквизиции и предписывалось вежливое обращение с жителями. Результатом рейда было уничтожение 480 км железных дорог и собственности на сто миллионов долларов - 1.4 миллиарда в ценах 2010 года.
Раненых и больных, при этом, эвакуировали по железной дороге, фактически, проходившей по ничейной территории. Паровозы санитарных поездов были выкрашены в красный цвет, и бродившие по тылам Шермана полуорганизованные группы конфедератов не атаковали такие поезда. Ну, как правило...
Потери сторон в этой кампании неизвестны. Впрочем, учитывая, что крупнейшее сражение рейда обошлось участникам едва в сотню убитых, можно считать, что боевые потери были сравнимы с потерями на крупных маневрах.
Кампания Гранта на востоке протекала куда тяжелее.
Методика “не штурмовать” работала и там. Северяне блокировали и осаждали, но почти не предпринимали попыток атаковать хорошо укрепленные позиции (битва за Воронку, пожалуй, стала единственной, и, очень дорого заплатив за невозможность достаточно хорошо скоординировать атаку, северяне признали тяжелый урок выученным). Блокады и обходы вынуждали численно уступающих конфедератов к отступлению и сдаче городов.Попытки контратак конфедератов более или менее замедляли продвижение северян, но ни остановить, ни хотя бы нанести слишком большие потери не могли. Да, за май 1864 армия Гранта потеряли только ранеными 22 596 человек, и за всю кампанию в среднем 14 тысяч в месяц терялись больными, но потери эти были примерно равны потерям южан. Каждый размен приближал гибель конфедерации.
Отступать всегда сложно. Госпитали глубокого тыла внезапно становятся прифронтовыми, и, если их не эвакуировать заблаговременно, рискуют попасть в руки врага. Дороги, и обычные, и железные, перегружены вывозимым имуществом. Солдаты отступающей армии больше болеют и тяжелее оправляются от ран.
“Я сегодня телеграфировал вам, запрашивая прекращение отправки больных и раненых, пока мы не окажем помощь уже прибывшим”, писал 28 мая 1864 года старший врач госпиталей в Колумбусе, Джорджия, Джордж Б. Дуглас, “За последние 24 часа более 700 больных и раненых были направлены ко мне…”
“Со всем уважением, а что мне делать?” - отвечал доктор Пурсли, - “Я вынужден принимать всех больных и раненых, посылаемых ко мне, от 200 до 400, 500 и 600 в день в госпиталь на 250 коек”...
Тем не менее, конфедераты пытались поддерживать порядок, проводить эвакуацию хоть как-то организованно, и, например, с февраля 1862 по август 1864 года Госпиталь Медицинского колледжа в Атланте (в июле 1864 он переехал в в Барнсвилль, а в августе в Милнер) принял более 5 000 раненых, и лишь чуть более сотни из них сбежали из госпиталя. Больше половины сбежавших проделали это в августе 1864 года...
Последняя зима войны стала тяжелой для всех. Юг напрягал остатки сил, отменяя отпуска по ранению, заменяя мужчин на всех возможных нестроевых должностях женщинами или рабами - но и энтузиазм Севера угасал. Солдаты не видели будущего конца войны, и мрачно шутили, что их внуки будут воевать с внуками их противников-конфедератов за те же самые города, которые по нескольку раз переходили из рук в руки. Статистика смертности от ран в армии севера резко поползла вверх - с очень приличных 9% зимы 1863/64 года до угрожающих 15% в 1864/65. В войсках Гранта появилась цинга - не то, чтобы многие ей болели, но “скорбутическое состояние”, или, как назвали бы его сегодня, авитаминоз подтачивал силы армии, и до 40% армии оказывались в госпитале.
Там, где служба снабжения Армии США не могла организовать подвоза свежих овощей, по той же дороге (к изумлению солдат) Санитарная и Христианская комиссии их привозили, хотя и не без перебоев. МакКлеллан, опальный генерал, шел на выборы с лозунгом немедленных переговоров.
Но рождественский подарок Шермана - падение Атланты - все-таки склонил чашу весов на сторону Союза. Линкольн выиграл выборы с разгромным счетом, и еще несколько месяцев упорного сопротивления завершились победой конфедератов в последнем сражении войны, и капитуляцией.
Война окончена. Всем спасибо, все свободны! Армия США была моментально демобилизована, и это оказалось провидческим решением. 1866 год ознаменовался эпидемией холеры, которая буквально децимировала американскую армию, унеся в могилу около 10% личного состава. Случись она на год-другой раньше, возможно, и по сей день на карте Америки были бы и США, и КША...

Напоминаю, Яндекс-кошелек 41001372684895, или Сбербанк 4276 3800 3649 0717.
This page was loaded Sep 21st 2017, 10:30 am GMT.